подписка на рассылку

 


 

Бомбардиры

И
Ш
П
О
Хлычев Ю 
66
29
12
41
 Ардашев В
68
26
12
38
Мигулев Д 
68
20
17
37
Величинский А
68
14
20
34
Утробин Ал
62
12
17
29

Вратари

И
Ш
Посохин Е
30
- 86
Михайлов М
12
- 29
Кравченко В  
21
-52

9-10 марта (пн-вт)

Олимпия - Прогресс 2-1 4-1
Ак Барс-2 - Сокол 5-2 6-4
ХК Челны - Торос-2 6-1 10-0

Металлург - Газпром-ОГУ-2 1-3 3-4
Кристалл-2 - Дизель-2 2-3(Б) 2-1
Нефтехимик-2-Нефтяник-2 3-2 4-3(ОТ)



12-13 марта (чт-пт)

Прогресс - Олимпия
Сокол - Ак Барс-2
Торос-2 - ХК Челны

Нефтяник-2 - Нефтехимик-2
Газпром-ОГУ-2 - Металлург
Дизель-2 - Кристалл-2

подробнее »

 
 

Андрей Трефилов: победы страны дороже денег

Андрей Трефилов: победы страны дороже денег
На сегодняшний день Андрей Трефилов остаётся, наверное, самым титулованным российским вратарём. Этот человек выигрывал чемпионат СССР и России в составе московского "Динамо", в составе сборной Советского Союза стал победителем последнего чемпионата Европы, а в составе сборной СНГ выигрывал Олимпиаду-1992, а в 1993 году стал чемпионом мира, защищая ворота уже российской сборной.

Сейчас Андрей Трефилов со своей семьей живёт в немецком городе Дюссельдорфе и занимается агентским бизнесом, однако он нашёл время в своем напряженном графике, чтобы обстоятельно поговорить с корреспондентом AllHockey.Ru.

"Дядя Коля Мальцев кормил конфетами…"

- Все знают вас уже по "Динамо", сборной России, а вспомните, как все начиналось.
 
-  Начиналось всё в городе Кирово-Чепецке, детство получилось нелегкое. Родился в достаточно трудной семье: мать была учителем начальных классов, а отец… отец практически никогда не работал. Детство провел на улице.

- Хорошо, что в хоккей начали играть.

 
- Да, в то время практически все играли в хоккей, гоняли шайбу. Вообще город – северный, зимы были хорошие, снег лежал очень долго, но со льдом были проблемы, играли на улице, где придется.

- В каком возрасте начали более или менее серьезно тренироваться?


- Можно сказать, что я поздно начал, где-то в возрасте девяти лет прочитал книгу Владислава Третьяка "Когда льду жарко" и заболел хоккеем. Каждый день по тридцать минут начал заниматься с мячиками, потому что так Третьяк советовал. Еще наизусть выучил фразу из этой книги: вот включается свет и начинается хоккей, хоккей, который я люблю…

- У вас и его клюшка была?

- Это уже администратор кировочепецкой "Олимпии" подарил мне лет в 12-13. Там уже видели, насколько фанатично люблю хоккей, вот и сделали подарок. Над кроватью у меня потом висела.

- А в школу "Олимпии" когда пришли?

- Лет в 10-11 нас пригласили на просмотр. В то время у детей ни формы не было, ничего – все самодельное было. В команду взяли, но как таковых, детских тренеров там не было, были ответственные люди, которые приходили, кидали нам шайбы и говорили: играйте.

- Чувствовали, что уже в команде, а не просто во дворе играете?

- Да, много тренировались, и с тренерами, которые попозже появились и сами по себе. Когда молодой, тренировок ведь не хватает, а у нас такой коллектив получился классный, человек двадцать, наверное. Тогда уже по-настоящему почувствовал не атмосферу улицы, а атмосферу спорта.

- Затянул хоккей.

- Затянул, не то слово. Помню, что просыпался в пять утра, полшестого утра уже был на льду, чистил лёд, катался один. Такое совпадение было, что очень сблизился тогда с дядей Колей Мальцевым, отцом знаменитого нападающего Александра Мальцева. Он был простой сторож на стадионе. Когда мне запрещали тренироваться одному, не давали ключ от раздевалки, дядя Коля всегда выручал, потому что видел, насколько мне это нравилось. И не только ключи давал, но и подкармливал конфетами, пирожками, чаёк наливал.

- На школу-то время оставалось?

- Я утром тренировался, катался два часа, потом шёл в школу, там оставлял коньки с клюшкой в учительской, учился, потом снова бежал на тренировку.

- В школе как учились, мама не ругалась?

- Плохо учился, конечно. Ругаться-то бесполезно было, у меня в голове один хоккей был.

- Когда к первой команда стали подпускать?

- Довольно рано, лет в 14-15 уже стал тренироваться с мужиками. Талоны выдавали на питание, экипировку, костюмы спортивные, кроссовки Adidas (улыбается). Я еще себя зарекомендовал хорошо, потому что единственный был, кто умел шить крючком, как сапожники. Щитки, перчатки  рвались постоянно, а я приходил на тренировки пораньше и возился со всей этой грудой.

- Ветераны как к вам относились?

- Я команде как "сын полка" был. Во всех поездках оберегали, всегда на выездах жил вместе с опытными игроками, кому за тридцать лет уже было. Так сложилось, что проблемы были с вратарями, и я уже в пятнадцать лет отыграл 52 игры за «Олимпию» во 2-й лиге союзного чемпионата. Очень нравилось все это. Поезда, колбаса, курица вареная – паёк хоккеиста того времени.

- В школе уважением пользовались?

- А как же. Я всегда и одет был хорошо, в спортивную форму и многие знали, что я хоккеист, играю за "Олимпию" наравне со взрослыми. Но я в школе-то учился до восьмого класса, потом поступил в ПТУ, там практически не появлялся, но диплом электрика третьего разряда все же получил, хоть и в этом не понимаю ничего.

- Свои первые деньги хоккеем заработали?

- Нет, у бабушки в колхозе летом работал, деньги платили. Все что заработал, естественно, матери отдал.

- Девушки с молодым хоккеистом пытались знакомиться?

- Вообще нет, не знаю даже почему, наверное, не такой я красавец, как тот же Лёха Ивашкин (улыбается).

- Из более серьезных клубов не интересовались?

- Когда лет шестнадцать было, пошли разговоры, приезжал Борис Шагас, селекционер ЦСКА. Посмотрел на меня, сказал, что таких вратарей у нас полным-полно, не произвёл я на него впечатление. Я ж "дохлый" был, техника плохая, никто меня специально не учил. Я только очень много работал, работал от сердца, потому что очень хотелось играть в хоккей.

Из сержантов на чемпионат мира

- От армии пытались вас "отмазать", устроив в московскую команду?

- Мне в этом пытался помочь Георгий Журавлёв, он тогда работал тренером-селекционером московских клубов. Хотели меня в "Динамо" устроить, но не получилось, да Юрий Иваныч Моисеев не горел особым желанием меня брать. Загремел в армию, в результате.

- Когда в армию забирали, в военкомате говорил, что спортсмен, хоккеист?

-  Всё бесполезно, послали служить в сержантскую роту в Арзамас-16. В этом городе охраняли секретный завод, в сержантской роте очень были суровые условия, постоянно бегали, тренировались, марш-броски в полной выкладке по 40 километров – очень нелегко пришлось.

- В одном из старых интервью говорили о том, что вас от армии-то отмазали.

- Не было такого. Девять месяцев отслужили в этой роте, всех разослали сержантами в части, а меня и еще одного парня, как двоих лучших, оставили там, чтобы молодых ребят обучали. И уже перед самым дембелем пришёл на меня перевод в Голицыно в пограничное училище.

- В "Динамо".

- Да, приехал туда, без денег, без одежды нормальной. Там, кстати, Лёха Жамнов и Саша Карповцев "служили". Попал на первую тренировку и так получилось, что на первом же занятии травму мениска получил. Хорошо, что Юрзинов с Билялетдиновым (он тогда вторым тренером работал), назад не отправили. За это дяде Вове (Юрзинову-старшему – прим. Ред) по гроб жизни обязан, он для меня как второй отец. Прооперировали в госпитале КГБ, очень удачно, через два месяца уже в строй вернулся.

- Сказочно все получилось с переводом из армии в хоккей.

- Я до сих пор за это Юрзинову благодарен, как он меня рассмотрел. Да и вообще это сложно очень было переводить человека из внутренних войск в пограничные и он на это решился.

- В команде тогда вратарей много было.

- Что верно, то верно. Владимир Мышкин, Андрей Карпин, Миша Шталенков, Ильдар Мухометов. Причем Мухометов тогда очень перспективным вратарём считался, а я два года почти на коньках не стоял, в армии только один раз вывезли в Горький, чтобы на открытой площадке сыграл, но форма у меня отменная была. В дубле "Динамо" сразу стал основным, многие игры вытаскивал практически в одиночку. И уже перед началом сезона 1990/91 меня перевели в главную команду.

- Первую игру за "Динамо" помните?

- Играли со свердловским «Автомобилистом» в Лужниках, выиграли 3:1. С той игры стал основным вратарём в "Динамо". Для меня это была как сказка просто – служил в армии, не тренировался, потом сразу же получил травму, восстановился и начал играть в основе, стал чемпионом СССР и получил вызов в сборную.

- Решающий гол от Сундина.

- Да, страшно было обидно, обыграй мы тогда шведов, стали бы чемпионами мира. Вратарь Рольф Ридервал у них в том матче здорово сыграл, просто на голове стоял. После матча слёзы текли, на льду стоял, ревел, как мальчишка, все репортеры ко мне бросились, камеры наставили, Игорь Кравчук тогда закрыл меня ото всех. Перед той игрой страшно нервничал, в голове просто не укладывалось, как это я в воротах сборной СССР, на месте самого Третьяка.

- Тихонов как вашу игру оценил?

- Были высказывания, что вратарь не выручил, не сказать, чтобы в плохой форме всё это говорилось. Повторюсь, для меня это был жуткий удар, я всегда привык себя винить в любом пропущенном голе. С одной стороны, стали чемпионами Европы, выиграли бронзовые медали чемпионата мира, но для меня тогда сборная СССР могла быть только на первом месте.

- А в суперсерии 1990/91 участие принимали?

- Миша Шталенков тогда одну игру отыграл, а я все четыре и принял участие в последнем матче советских клубов против НХЛ – в Квебеке против местных «Нордикс» - 4:1 их обыграли. После участия в суперсерии и игры на чемпионате мира меня «Калгари» задрафтовал летом 1991-го.

- Но в НХЛ уехали попозже, а сначала стали олимпийским чемпионом.

- На Олимпиаде сыграл и на чемпионате мира, где Сундин нас снова похоронил. А про Олимпиаду… Могу сказать, что Мишка Шталенков вытащил и Альбервилль, и Нагано, он тогда основным вратарем был. В финале 1992-го про канадцев с Линдросом просто спас команду. Ну и, конечно, присутствие связки Быков – Хомутов очень помогало. Великие игроки, настоящие звёзды.

Первый контракт – 22 тысячи долларов…

- Летом 1992-го все же решили уехать.


- Тогда уже многие стали уезжать. Юрзинов уехал в Финляндию, «Динамо» возглавил Петр Ильич Воробьёв. Я был задрафтован, мне предложили контракт. По нынешним меркам цифры звучат очень незначительно. 27 тысяч канадских долларов в год перед выплатой налогов, 22 тысячи получал на руки.
 
- Звучат угрожающе.

- Да это сейчас народ зарывается, а в те времена сам Грецки только два миллиона долларов получал, все остальные хорошие игроки тысяч по 400-500, не больше. Для сравнения, в "Динамо" перед отъездом в НХЛ получал 100-200 долларов в месяц.

- В Канаду одни поехали?

- Нет уже всей семьей: я, жена и маленькая дочка, которой и года не исполнилось.

- В "Калгари" у вас в первый сезон не очень получилось.

- Там Дэйв Кинг был главным тренером, которого мы перед этим обыграли на Олимпиаде, он меня сразу в фарм отправил, я там очень неплохо отыграл, стал лучшим новичком, и за "Калгари" успел несколько игр провести. Вообще в фарм-клубах у меня все очень хорошо получалось, в играх всех звёзд играл. Свой первый сезон за океаном удачно отыграл, получил вызов в сборную.

- И стали чемпионом мира.

- Тогда подбором игроков в сборную занимался Владимир Петров, очень хорошая команда собралась. У нас и легенды были, как Хомутов с Быковым, которые и Олимпиаду в Альбервилле выиграли, и новые звезды уже играли: Герман Титов, Валера Карпов, Дмитрий Юшкевич, Сергей Березин, Илья Бякин, Дима Фролов. Вот эти люди сделали результат, Валера Карпов канадцев в полуфинале просто порвал, когда мы им 1:4 проигрывали по ходу встречи, 7:4 выиграли. Стал чемпионом мира, все как в сказке было. Чемпион союза, чемпион Олимпиады, чемпион мира. Все это после двух лет в сапогах, без тренировок.
 
- А год в фарме пошёл на пользу.

- Я лично считаю, что мне этот год пошёл на пользу, всё-таки игра очень сильно отличается. Бросков на много больше, вратарь постоянно в тонусе, мне так было легче. В матчах чемпионата СССР вратари бросков по 15-20 за игру отражали, после этого нелегко было перестроиться на НХЛ.

- В "Калгари" вернулись уже чемпионом мира.

- Вернулся чемпионом мира, появилась уверенность в себе, начал сезон здорово, 10 побед подряд одержал, до сих пор, кажется, это рекорд клуба для вратаря. Но всё же не удалось закрепится и решился на переход в "Баффало".

- И попали под Гашека…

- Кстати, меня брали туда не как дублера для Доминика Гашека, он в то время контракт новый не подписал, поэтому, когда подписывал контракт, думал, что смогу заиграть. В то время, кстати, Гашек и раскрылся. Он и до этого сильным голкипером был, но стал просто великим.

Щипчики от Гашека

- Какие впечатления от Доминатора?

- Такого флегматичного человека я в жизни не видел! Мне иногда казалось, что у него с головой вообще не все в порядке, просто какой-то заторможенный человек. У него в раздевалке 5-6 щипчиков для ногтей лежало, он в перерывах матчей сидел, ногти обрезал. Я его спрашиваю: Дом, ты нервничаешь вообще когда нибудь? Он мне: да нет, чего мне переживать. Это от природы, меня в матчах НХЛ просто колбасило, что меня и подводило в НХЛ. Когда отсылали в фарм-клуб всё становилось на свои места, я показывал отличный хоккей.

- А ты не думал о том, что тебе просто не повезло с партнёрами, уж очень сильные вратари попадались: сначала Вернон, потом Гашек.

- Конечно, задумывался об этом. Сравнивал себя с Колей Хабибулиным. Он когда в "Виннипег" пришёл там ворота пустые были. Были ведь команды: «Виннипег», «Оттава» - там вообще вратарей не было хороших, попади туда, может и заиграл бы.

- Перед уходом из "Баффало" в 1996-м  сыграли на двух крупных международных турнирах…

- На чемпионате мира тогда не повезло, Пол Кария нам забил свой корявенький гол, а в серии буллитов я связки порвал и в матче за 3-е место Миша Шталенков вышел, он вообще не играл на турнире, считаю, что подставил его.

- Зато в матче за 3-е место дебютировали на телевидении.

- Да помню, пригласили тогда, чтобы помог комментаторам немного. Но больше запомнился, как смотрели матч, сидели с Федором Канарейкиным, а вокруг пьяные нас финские болельщики были, вели себя очень вызывающе, против русских болели.

- Кубок Мира, наверное, не хочется вспоминать?

- Не то слово. Могу сказать одно: были звёздные игроки, наверное, даже сильнее сборная, чем сейчас, но команды и в помине не было.

- Тяжелые времена.

- Да в 1990-е со сборной России вообще неважно дела обстояли. Были, конечно, люди как Лёша Ковалёв и Лёша Яшин, которые вообще по первому зову приезжали, а были и те, кто "зазвездил" сильно, играя в НХЛ.
 
- Вернёмся, однако, к вашей клубной карьере. После второго сезона в «Баффало» поняли, что надо уходить?

- Во втором сезоне у меня вообще ничего не получалось. Гашек показывал бесподобную игру, всю команду на себе тащил. Я просто никогда не видел, чтобы вратарь так играл, феноменальный человек. И тренеры уже начали других вратарей просматривать. Я же практически не играл, погибал, как вратарь и поэтому попросил обмена.

В гостях у Его Воздушества

- Вас поменяли в "Чикаго", кто там был вашими конкурентами?

- Там тогда Джефф Хэккет первым вратарём был, Владик Третьяк был тренерам по работе с вратарями. Про Хэккета могу сказать, что это просто феноменальный работяга. Он не столько талантом себе дорогу пробил, сколько своей работой. Если сравнивать его и современных российских вратарей, то последние проделывают свою работу процентов на 10-15 процентов. Он приходил до тренировки, занимался с Третьяком, потом уходил позже всех и работал, работал, работал.

- Наверное, нашим молодым вратарям нужно об этом рассказывать.

- Да и не только молодым. Когда я играл в "Баффало" моим соседом был великий тренер Скотти Боумен, который мне всегда говорил: хочешь быть лучшим, то нужно постоянно работать так, как это делает совсем молодой хоккеист, стремящийся пробиться в состав. Золотые слова.

- Олимпиаду в Нагано вспоминаете?

- Как уже говорил, Шталенков сделал всю погоду в воротах сборной, не повезло только с голом от Петра Свободы в финальном матче против чехов. Я бы таким людям, как он памятник ставил. Он никогда из себя звезду не строил, тихий, спокойной парень, на таких наш хоккей и держится.

- Летом 1998-го пробовали в Россию вернуться.

- Да, попробовал вернуться в Россию, не очень хорошо всё получилось, не хочется даже об этом говорить.

- После возвращения в НХЛ в игре за "Чикаго" против "Торонто" отметились, в новостях 1-го канала сюжет был.

- Да, тогда получилась классная игра, знаковая для "Чикаго", которое 11 игр подряд не могло выиграть в Торонто. Меня поставили, мы победили, я отразил буллит от Сундина. Но, так или иначе, карьера в НХЛ не возобновилась: клуб не попал в плей-офф впервые за долгое время. Неплохая была команда: Челиос, Жамнов, но не сложилось. Потом меня отправили в фарм-клуб – "Чикаго Вулвз", сам захотел выступать только в этой команде.
 
- Название очень напоминает баскетбольное "Чикаго Буллз".

- Кстати, я познакомился с Майклом Джорданом в Чикаго. Еще, когда он играл там в 1997-м году, с ним, с Деннисом Родманом, Скотти Пипеном. Сам Джордан вручил мне карточку из своего ресторана: туда можно было зайти в любое время дня и ночи и еще до шести друзей с собой привести. Часто мы туда заходили (улыбается).

- Потом последовало приглашение поиграть в Германии.

- В "Чикаго Вулвз" я стал обладателем "Турнер Кап", получил приз MVP плей-офф,  сезон выдался удачный, и во время, когда я еще играл за "Чикаго" мне пришло предложение из Германии.

Германия похожа на Россиию

- Почему Дюссельдорф?


- Я неплохо знал этот город, потому что мы там с «Динамо» 2 года подряд играли в Кубке Европейских чемпионов, здесь русские до меня играли: Лёха Кудашов, Сергей Сорокин, Виктор Гордиюк.
 
- После НХЛ как вам показался немецкий хоккей?

- А очень похож на канадо-американский, система довольна похожая. Команды стараются играть быстро, много голевых моментов. Народ на матчи валит толпами, билеты не достать, на играх болельщики на ушах стоят. Иногда по 18-20 тысяч собирается, а средняя посещаемость где-то 7-8 тысяч человек.

- А в житейском плане как этот переезд дался?

- Нам очень важно было найти школу интернациональную, где бы преподавали на английском. А в Дюссельдорфе одна из лучших английских школ, в классе с моей дочкой учится сын Руди Феллера.

- Семья-то большая?

- С женой познакомился еще в Москве в госпитале, когда сразу после армии делали операцию на мениске. Как тогда говорили, получилась "обручальная травма". Дочке Катерине 16 лет, сыну Денису 9.

- Дома по-русски говорите?

- Конечно, только вот Дениса приходится заставлять иногда, капризничает, все больше норовит по-английски.

- Сына в хоккей отдать не хотите?

- Нет. Они у меня оба футболом занимаются. Да и не хочу, чтобы сын стал профессиональным спортсменом, хоккеистом. Я просто знаю, каково это, какие тут зарплаты у игроков, какие у них травмы. Пускай лучше учится, образование хорошее получает. Хотя на хоккей он со мной ходить любит, с игроками общается. Агентом, наверное, станет, когда вырастет (улыбается).

- В Германии друзья появились?

- Лучший друг здесь у меня – грузин Леван Кобиашвили (футболист "Шальке-04"). Обалденный парень просто, очень порядочный и притягивающий к себе. Я приезжаю к нему домой, постоянно человек двадцать у него, родственников, наверное, десяток, остальные – друзья, знакомые. Очень гостеприимный человек – таких как он за жизнь немного видел.

- А если, в целом, сравнить жизнь за океаном и в Германии.

- Что могу сказать: в Америке мы не прижились. Прожили там девять лет, дом был в Баффало, во Флориде тоже, но за столько лет и Канада, и США не стали родными, все чужое там было. Прожили год в Дюссельдорфе и поняли, что стиль жизни в Германии очень похож на русский, ностальгии такой сильной уже не было.

- Такой анекдотичный вопрос. Нет у тебя такого ощущения: просыпаешься утром, а в городе немцы?

- (смеётся). Нет, люди они очень неплохие. Да и поколение другое, про Вторую мировую войну мало что знают.

- Напоследок, довольны ли Вы своей карьерой?

- Конечно, таких денег, которые сейчас получают средненькие вратари в КХЛ, я не заработал, но я защищал ворота сборной СССР, побеждал с командой России на чемпионате мира и на Олимпийских играх. Эти золотые медали для меня дороже денег.

5.12.2008
Автор: Евгений Сафонов, специально для AllHockey.Ru


« показать за последнее время
« показать за Декабрь 2008-го года (всего 2)


Архив
За 2009 год: Январь[3] , Февраль[2] , Март[4]
За 2008 год: Март[1] , Октябрь[3] , Декабрь[2]
За 2007 год: Октябрь[7] , Ноябрь[4] , Декабрь[2]

на 12 марта

Турнир за 1-7 места
МКомандаИШО
1  Ак Барс-2 68 248 - 129 158
2  ХК Челны 68 246 - 153 143
3  Сокол
68 230 - 175 126
4  Лада-2 68 218 - 181 122
5  Олимпия 68 227 - 198 121
6  Прогресс
68 193 - 158 118
7  Торос-2 68 166 - 211 97
 
Турнир за 8-14 места
МКомандаИШО
8  Газпром-ОГУ-2 68 214 - 195 113
9  Нефтяник-2 68 205 - 192 112
10  Металлург
68 196 - 187 98
11  Дизель-2 68 221 - 255 80
12  Нефтехимик-2 68 188 - 241 76
13  ЦСК ВВС-2 68 150 - 287 46
14  Кристалл-2 68 128 - 231 42
Таблица полностью